49-й выпуск журнала „Диалог со временем“

Вернуться на главную страницу журнала
Загрузить PDF(PDF)-версию 49-го выпуска
Номер выпуска: 49
Год выпуска: 2014
Страниц: 400
ISSN: 2073-7564

Содержание выпуска


    К ЮБИЛЕЮ


  1. идеальный тип, Макс Вебер, цивилизации, «картины мира»
    В статье рассматривается вклад Макса Вебера в теорию цивилизаций. Особое место уделено понятию «картина мира». Значительную часть веберовского социологиче-ского наследства можно считать попыткой создания сравнительной истории циви-лизаций. В концепциях Макса Вебера в большей степени, чем у Тойнби, ощутим учет динамики всемирно-исторического процесса, а, следовательно, и динамики цивилизаций. По объему включенного в анализ материала Макс Вебер уступает Тойнби, но по глубине анализа, скорее, соперничает с ним. Цивилизация у Вебера предстает как способ бытия тех или иных народов и как своеобразная «картина мира», возникающая у них при осмыслении бытия. Он считал, что эмпирические наблюдения и их обобщения недостаточны для объяснения природы цивилизаций, и предложил совершенно новый метод для раскрытия сущности общества, построенного людьми, стремился объяснить мир их мотиваций и ценностей.

  2. ВРЕМЯ – ИСТОРИЯ – ПАМЯТЬ


  3. проект RHUTHMOS, ритм, время, историческое событие, ритмическая теория
    В последние десятилетия концепт ритм чрезвычайно популярен в науке и искусстве. Известно, что ритм как одно из организующих начал жизни не только порождает вопросы, связанные с темпоральными и пространственными характеристиками происходящего, но и вплетен в проблематику содержания и формы самых разных явлений (ритма звукового/цветового, ритма действия / взаимодействия, ритма по-рядка/беспорядка и проч.). Научная работа с этим понятием отсылает к характеру социума, его разнородным практикам, властным отношениям, формам мысли и действия, понятийному инструментарию исследователей и многим другим реалиям человеческого и природного существования. Опираясь на современные аналитические и конкретно-исторические исследования ритма, исторического события и времени, автор статьи показывает, что эти трансдисциплинарные поиски вписываются в формирующуюся на рубеже XX–XXI вв. «ритмическую парадигму». При этом характер ее становления и новые способы исследования времени, ритма и события в междисциплинарном пространстве проблематизируют структуралистское понятие парадигмы, введенное в историю науки Т. Куном.
  4. историческое сознание, культурная память, историческая культура, модусы времени, «режимы историчности», историография
    В статье рассматриваются содержание и место понятия «историческое сознание» в междисциплинарном пространстве социально-гуманитарных наук, различные его интерпретации в контексте теории культурной памяти. Автор анализирует важней-шие темпоральные характеристики исторического сознания, которые выявляют способ структурной дифференциации времени («связь времен») и дают основания для типологий форм исторического сознания, разрабатываемых в современной историографии. Подчеркивается роль темпоральных характеристик исторического сознания для статуса истории как особой критической формы памяти о прошлом и для культурной компаративистики. Высоко оценивая проект «межкультурной сравнительной историографии», не имеющий хронологических и пространственных ограничений, автор указывает на трудности его реализации и необходимость как терминологических уточнений, так и совершенствования методик реконструкции и сопоставления темпоральных картин мира и исторических представлений, условий их формирования и развития в разных культурных ареалах.
  5. memory studies, польская социология, школа Дюркгейма, память, национальная идентичность, коммеморация, Ирландия, Святой Патрик
    В статье рассматривается вклад Стефана Чарновского в развитие memory studies. Основные объекты анализа – его книга о Святом Патрике как национальном герое Ирландии (1911) и две статьи – «Прошлое и настоящее в культуре» (1936) и «Воз-никновение и социальные функции истории» (1937). Если книга – это case study, где в ходе исследования конкретно-исторического материала формулируются теоретические положения, то статьи имеют общетеоретический характер. Св. Патрик рас-сматривается Чарновским как национальный герой, а его культ – как система ком-меморативных практик, формирующих национальную идентичность ирландцев. Речь идет о роли культурной памяти в формировании и поддержании национальной идентичности. Наиболее адекватным контекстом современного прочтения статьи «Прошлое и настоящее в культуре» является формирующееся сегодня на стыке с memory studies направление по изучению форм культурной трансмиссии – «тради-циология», Tradierungsforschung и т.п. Незавершенная статья «Возникновение и социальные функции истории» созвучна дискуссиям об исторической политике и соотношении истории и памяти. Таким образом, статья вносит определенный вклад в реконструкцию истории польской национальной школы memory studies.

  6. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ СЕГОДНЯ


  7. Марсилио Фичино, Платон, Ренессанс, неоплатонизм, астрология, магия
    В статье анализируются астрологические воззрения флорентийского философа Марсилио Фичино, который был родоначальником специфического восприятия магии и астрологии в эпоху Возрождения. Первая часть исследования базируется на текстах, написанных примерно до 1484 года, когда Фичино опубликовал перевод диалогов Платона. Во второй части речь пойдет о трактатах, в бóльшей степени проникнутых духом неоплатонической философии. Первые астрологические опыты Фичино в целом не испытали сколько-нибудь ощутимого влияния неоплатонизма. Хотя к этому моменту флорентийский мыслитель уже многие годы находился «в плену» платоновской философии и наследия «древних теологов», эти источники нашли отражение лишь в нескольких фрагментах «Рассуждения». Но во второй половине 1480 х и позднее ситуация меняется. Вполне вероятно, что только после публикации диалогов Платона в 1484 г. у Фичино появилась возможность полноценно использовать новое для своего читателя учение в собственных трудах, посвященных астрологии.
  8. католическая историография, история церкви, научная революция
    Межконфессиональный диспут в эпоху Тридентского Собора продемонстрировал недостаточность традиционных механизмов полемики для опровержения позиций оппонентов. Постепенно диспут перешёл в область церковной истории. Работы епископа Томмазо Кампеджи иллюстрируют момент перехода от господства ло-кального метода в богословии к тенденции основывать идеологические тезисы на историческом материале. Высказываясь по ряду острых вопросов церковной жизни, католический теолог стремился предупредить массированный удар протестантской партии с исторических позиций – «Магдебургские Центурии». Доказательство незыблемости римской церкви как руководящей и направляющей силы требовало мобилизации всех ресурсов логики и методологии, однако Кампеджи отошёл от традиционной богословской аргументации и отдал предпочтение историко-церковной. Иными словами, он перестал делать упор на незыблемость церкви с моральных или религиозных позиций, а попытался придать этой незыблемости историческую достоверность. Это важный шаг вперёд по пути создания новой исторической концепции католической церкви – концепции, которая восторжествует в «Церковных анналах» Чезаре Баронио.
  9. Англия XVI–XVII вв., Католическая Реформа, католическое духовенство, религиозное образование, церковный патронат, проповедь, миссионерская церковь, религиозные практики
    В статье анализируется персональный состав католических капелланов свиты ви-контов Монтегю во второй половине XVI – первой трети XVII в., уровень их образования и пастырской подготовки, а также взаимодействие с мирянами-католиками. Показано, что избранные виконтами Монтегю и их родственниками капелланы отличались хорошим образованием, полученным либо в университете, либо в семинарии, и часто проповедовали. Позиции католического клира укрепились в начале XVII в. несмотря на финансовую зависимость духовенства от патронов, присутствие капелланов в свите, в непосредственной близости к своим подопечным, предоставляло им неограниченную возможность влиять на мирян, порой определяя их религиозные практики, поведение и политические шаги. Даже в отсутствие «нормальной» приходской структуры, в рамках миссионерской церкви сформировалось представление о священнике – пастыре и наставнике, что вполне соответствовало представлениям реформаторов о роли и облике духовенства. В этом отношении английские католики-миссионеры преуспели больше, чем их собратья в континентальной Европе.
  10. Н.И. Кареев, М.С. Корелин, научная коммуникация, русская историография античности
    «Антропологический поворот» и персонализация предмета истории как знаковые тенденции последних десятилетий, вызвали к жизни жанр интеллектуальной био-графии, понимаемой научным сообществом как «синтез биографического, текстуального и социокультурного анализа». Такой интегральный подход делает целесообразным развернутое исследование среды, в которой формируется и развивается мировоззрение, а также протекает научная деятельность объекта исследования. Предпринятый в настоящей статье анализ взаимоотношений выдающихся российских историков Н.И. Кареева и М.С. Корелина расширяет представления о вкладе обоих ученых в развитие отечественного антиковедения. Многообразие выявленных коммуникативных практик позволяет воспроизвести социокультурный контекст генезиса, трансмиссии, диффузии и бытования идей.
  11. историческая наука, музей, информационная инфраструктура, социальная (историческая) память, музееведение/музеология, исторический ис-точник/музейный предмет, информационные стратегии, репрезентация истори-ческого знания, коммуникация, технологические аспекты
    Статья посвящена важному аспекту проблемы информационного обеспечения исто-рической науки – музею как базовому элементу ее информационной инфраструктуры. Содействуя увеличению объема и разнообразия информации, совершенствованию ее качественных параметров, и музей, и историческая наука играют существенную роль в увеличении хронологической глубины социальной памяти, противостоят информационной энтропии, но добиваются этого разными способами. Механизмы их взаимодействия во многом определяются тем, что оба эти социальных института являются сложно организованными развивающимися системами, каждая со своей структурой и инфраструктурой. В статье анализируются черты сходства и отличия их инфраструктур, то, как регулируются взаимодействия этих систем друг с другом, а также элементов внутри каждой из них. Постановка вопроса об информационной инфраструктуре потребовала рассмотреть историческую науку и музей как информационные системы; при этом оказалось возможным взглянуть на них и как на базовые элементы информационной инфраструктуры друг друга. Было установлено, что в качестве базового элемента инфраструктуры исторической науки музей выполняет функции информационного ресурса, места репрезентации исторического знания и коммуникации носителя знания (историка, автора музейной экспозиции) с познающим субъектом (учащимся, неспециалистом в области истории).

  12. ИЗ ИСТОРИИ ИДЕЙ


  13. декларация независимости, народный суверенитет, США, Латинская Америка, атлантические революции, межамериканские отношения
    Статья посвящена сравнению деклараций независимости США и стран Испанской Америки. Впервые в историографии составлен полный список деклараций независимости стран Испанской Америки. Поднимаемые вопросы выводят нас на основные проблемы движений за независимость в Новом Свете (а в конечном итоге – на рассуждения о природе британского и испанского колониальных обществ в Америке), а соответственно – не имеют четких и окончательных ответов
  14. сецессия, Линкольн, рабство, революция, суверенитет
    В основе государственности США лежит акт сецессии – одностороннего отделения североамериканских колоний от Британской империи посредством принятия Декларации независимости. Последовавшая война с метрополией заложила фундамент республиканского героического дискурса. В то же время, попытка сецессии южных штатов век спустя была подавлена войсками Севера, апологеты независимости Юга были объявлены предателями. Существенную роль в изменении восприятия идеи сецессии в интеллектуальном пространстве США сыграл Авраам Линкольн. В статье рассматриваются аргументы Линкольна в пользу территориальной целостности США. Автор делает вывод о том, что Гражданская война в США обнажает принципиальные противоречия, свойственные государственности в Новое время. Важное последствие войны – интеллектуальный переворот, осуществлённый Линкольном, в отношении понимания природы государства в США. Государство из политической формы социальных отношений, основанных на самоуправлении, превратилось в самостоятельного субъекта, осуществляющего власть вне согласия управляемых.
  15. Европейское оборонительное сообщество, европейская армия, Франция, СССР, план Плевена, перевооружение
    Автор рассматривает идею европейской армии, выдвинутую западноевропейскими лидерами в самом начале 50-х гг. ХХ в. и создание на ее основе проекта об учреждении Европейского оборонительного сообщества (ЕОС). Попытки воплотить ЕОС в жизнь, на чем настаивали главным образом Соединенные Штаты, натолкнулись на серьезное противодействие политических кругов Франции и СССР, что в итоге привело к их провалу. Несмотря на то, что под нажимом американцев и англичан проект о ЕОС был разработан председателем правительства Франции Рене Плевеном (названный по его имени планом Плевена), во французском парламенте дебаты по его ратификации раскололи правящие круги страны надвое. Это дало повод сравнить создавшееся положение со знаменитым «делом Дрейфуса». Советский Союз, заинтересованный в фиаско плана Плевена, внимательно следил за ситуацией и через свое посольство в Париже собирал сведения о ней. Статья написана на основе документов Архива внешней политики Российской Федерации и новейших отечественных и зарубежных исследований.

  16. В ПРОСТРАНСТВЕ КУЛЬТУРНОЙ ИСТОРИИ


  17. Скифия, ал-Идриси, этнонимия, топонимия, традиция, арабская география, арабская картография
    В статье ставится вопрос о роли традиции в формировании представлений о географическом пространстве. Этот вопрос рассматривается на материале средневековой арабской географии и картографии, представители которой широко использовали в своих трудах античную этнотопонимическую номенклатуру, в частности, этнотопоним «Скифия». Заимствовав топоним «Скифия» из античных землеописаний, арабские географы поместили его в новый смысловой и этногеографический контекст, что, с одной стороны, позволило им ввести сведения греко-римских авторов о Скифии и скифах в круг своей культуры, а с другой – трансформировало античный образ как в пространственном, так и в этническом отношении. Образ Скифии, унаследованный исламской традицией от античности, был в существенной степени лишен тех политических, этнических, культурных, религиозных и этических коннотаций, которые были связаны с понятием «Скифия» в греко-римской литературе. Скифия рассматривалась исламскими географами лишь в самом общем виде – как одна из частей света, этническим маркером которой являются населяющие ее тюркские народы. Попытку «заземлить» данные о Скифии, показав не только ее место на карте мира, но и лежащие на ее территории населенные пункты, предпринял арабский ученый XII в. ал-Идриси. На примере его сочинения хорошо видно, как античный этнотопоним вытесняется арабским автором на малоизвестные ему окраины ойкумены. Если арабские географы IX – начала X в. использовали термин «Скифия» для обозначения огромной территории, охватывавшей как места расселения тюркских народов степной полосы Евразии, так и земли Армении и Хорасана, то ал-Идриси, располагавший значительным объемом современной ему информации об этих областях и населявших их народах, поместил «Скифию» у северных границ известного ему тюркского народа башкиров, сузив ее размеры до небольшой области.
  18. возраст как социальная категория, социальный статус, мастер – подмастерье – ученик, «Книга ремесел» Парижа
    На основе ремесленных и торговых регламентов парижской «Книги ремесел» (XIII в.) в статье анализируются абсолютные и относительные определения возраста и социальная составляющая возрастных характеристик мастеров, учеников и подмастерьев. Анализ относительных и абсолютных определений возраста потребовал называть множество чисел, из которых «Книге ремесел» принадлежит только одно — «60 лет», в итоге оказавшееся мнимым возрастом. Парижские ремесленники и торговцы XIII в. не нуждались в этих числах, в отличие от своих потомков, впрочем, тоже далеко не всегда испытывавших такую потребность, полагавших женатого человека взрослым и состоятельным, независимо от того, сколько лет ему исполнилось.
  19. ведовство, Венеция, вольгаре, volgare, гендер, inquisitio, история права, история повседневности, коммуникация, народная религиозность, XVI век
    Процессы и разбирательства, которые нас интересуют, шли с середины XVI в. по 1580-е гг. в Венеции. Историография ведовских инквизиционных процессов обширна, но наименее изученным аспектом является именно выяснение того, как осуществляется коммуникация. В данной статье фокусируется проблема взаимодействия заведомо неравных сторон: неравных по социальному или гендерному статусу, а также противопоставленных ситуативно (ad hoc). Тактики защиты при схожести обвинения могли быть разными: от прямого физического уклонения от встречи с дознавателями, или хотя бы отрицания наиболее тяжкой и трудно доказу-емой вины, до полного сотрудничества со следствием, с сообщением большего объема информации по делу, чем это была испрошено инквизиторами, саморазоблачения и доноса на ближних и товарок. Истории ведьм и знахарок Венеции, правовые казусы интересны помимо прочего тем, что показывают особые возможности построения поля коммуникативных связей, пространство диалога неравных. Преступ-ление (ведовство, знахарство, магические практики) и наказание за них – как бы два зеркальных мира, имеющих нечто общее – возможность и необходимость осуществления коммуникации, невзирая на различие статусов и дискурсов.
  20. Польша, идентичность, Европа, Центральная Европа, национальные мифы, европейская идентичность, история Польши
    В XVI-XVII вв. в среде шляхты возник миф о Польше как форпосте Европы, защищающем её от угрозы с востока. Разделы Польши способствовали трансформации представления о ее роли: появился образ «Христа народов» – нации, от чьего воскресения зависит будущее Европы. Впрочем, была и противоположная идея – об отсталости страны, необходимости догонять в развитии западные страны. Обретение независимости во многом актуализировало давние мифы – Польша снова виделась многим страной с особой для всей Европы ролью. Соответственно, события Второй мировой были восприняты как новая «священная жертва» Польши. Позднее можно видеть преодоление старых стереотипов – страна, отрезанная от Западной Европы политически, всё больше осознаёт культурное единство с ней.
  21. охрана историко-культурного наследия, история археологии, Херсонесское городище, Крым
    В статье рассматривается организация мер по предотвращению случаев уничтожения и кражи археологических находок на Херсонесском городище в 1840–1880-х годов. Исследование основано на делопроизводственных материалах монастыря св. Владимира в Херсонесе и Одесского общества истории и древностей, личной корреспонденции из архивных фондов. Автор рассматривает примеры хищений артефактов и случаев вандализма, а также формы противодействия со стороны организаторов раскопок памятника, анализирует причины неэффективности принятых мер. Показано, что проблема заключалась в низком культурном уровне посетителей городища, несовершенстве законодательства, но, прежде всего, в отсутствии постоянного надзора за памятником со стороны специализированной охранной службы.

  22. ПРОБЛЕМЫ ТЕРМИНОЛОГИИ


  23. террористическая деятельность, революционный терроризм, субъект и объект терроризма, Российская империя XIX–XX вв
    В статье рассматривается проблема определения сущности и содержания феномена революционного терроризма в Российской империи второй половины XIX − начала XX в. Автор понимает терроризм как способ социально-политической борьбы, включающий в себя систематическую эскалацию насилия на микроуровне с целью решить макропроблему. В данном определении за основу берется активная направленность терроризма на насилие. Предложенное определение универсально по своему значению для всех видов террористической преступности, в том числе государственной, и позволяет отделить от них единичные криминальные деяния. На основе социально-деятельностного подхода характеризуются основные элементы террористической деятельности революционеров, предлагается оригинальная версия исторической эволюции терроризма. Многообразие «средств и методов террористической борьбы» объясняется не только обширной разновидностью объектов и предметов, на которые насилие направлено, но и многочисленностью видов и способов политического экстремизма.

  24. ИСТОРИЯ И ЛИТЕРАТУРА


  25. И.С. Рукавишников, «Проклятый род», память, коммеморация, коммеморативные практики, храмоздательство, места погребения, Россия, купечество, православие, религиозность, благотворительность
    В статье анализируется описание церковно-коммеморативных практик крупного нижегородского купечества второй половины XIX – начала XX в., принадлежащего к официальной православной церкви, в романе происходящего из этой социальной среды писателя И.С. Рукавишникова (1877–1930) «Проклятый род». Снижение церковной коммеморативной активности и религиозности используется писателем для демонстрации упадка описываемой социальной группы.
  26. Н.И. Кочин, исторический источник, художественная литература, Ниже-городский педагогический институт, Нижегородский университет, В.Л. Комарович, С.И. Архангельский, В.Н. Бочкарев
    Статья посвящена использованию художественной литературы как исторического источника по истории высшей школы. Исследуется роман Н.И. Кочина «Нижего-родский откос». В романе отражены реалии высшей школы в Нижнем Новгороде в 1920-е гг., представлены образы преподавателей педагогического института. Проблема достоверности сведений романа изучается в статье. Автор приходит к выводу, что роман Н.И. Кочина дает сведения о повседневной стороне жизни историков и гуманитариев, но в ряде случаев они сознательно искажены. И задача историков вместе с литературоведами состоит в том, чтобы силу и убедительность данного недостоверного текста превозмочь пропагандой результатов источниковедческого анализа. В противном случае картина прошлого науки будет существенно деформирована.