ПРАВО, КОРОЛЕВСКАЯ ВЛАСТЬ, ВЕЛИКАЯ ХАРТИЯ ВОЛЬНОСТЕЙ И ПРАВОВАЯ РУТИНА В ЛЕКЦИЯХ РОБЕРТА СНЕГГА (1581)
Law, royal power, Magna Carta and legal routine in the reading of Robert Snagg (1581)

Статья подготовлена при финансовой поддержке РФФИ в рамках проекта No 19011-00581 «Великая хартия вольностей в правовых трактатах, парламентских дебатах и судебной практике предреволюционной Англии».

()

Опубликовано в 74-м выпуске журнала „Диалог со временем“ на страницах 240-252

Загрузить PDF(PDF)-версию статьи

Рубрика: Перекрестки интердисциплинарности

Кондратьев С. В. Право, королевская власть, Великая хартия вольностей и правовая рутина в лекциях Роберта Снегга (1581) // Диалог со временем. 2021. Вып. 74. С. 240-252.

Короткая ссылка: https://roii.ru/r/1/74.18


Ключевые слова: Роберт Снегг, право, королевская власть, Великая хартия вольностей, подданные, чтения

Автор на основе трактата, изданного Робертом Снеггом, и записей одного из студентов реконструирует содержание лекций юриста, прочитанных в 1581 г. и посвященных статье 29 Великой хартии вольностей Генриха III (1225). Юрист считал, что разрушенное нормандским завоеванием древнее совершенное английское право, определяющее границы королевской власти, было восстановлено дарованной Генрихом III хартией. Однако студент не зафиксировал эти принципиальные моменты, оставив записи разбираемых казусов и передачи земельных держаний. Это говорит о том, что в 1580-х гг. хартия и ее 29 ст. носили рамочный характер и не имели того радикального смысла, который обретут в 1630-е гг.


Keywords: Robert Snagg, law, royal power, Magna Carta, subjects, readings

The article describes the reading of the lawyer Robert Snagg, delivered in 1581 and devoted to chapter 29 of the Magna Carta of Henry III (1225). The content of reading is reconstructed on the basis of the treatise published later by the lawyer and records of one of students. It shows that the lawyer believed that the ancient perfect English law, defining the limits of Royal power, had been destroyed by the Norman Conquest and restored by the Magna Carta granted by Henry III. But the student had non fixed these fundamental moments, leaving records with the analyzed cases and records of transfer of land possessions. This says that in the 1580s the Magna Carta and its chapter 29 were of a framework nature and did not have the radical meaning that they would acquire in the 1630s.