ЖЕНЩИНЫ–ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬНИЦЫ: СМЕНА МУЖЕМ ФАМИЛИИ НА ФАМИЛИЮ ЖЕНЫ КАК ИНСТРУМЕНТ СОХРАНЕНИЯ СЕМЕЙНОГО БИЗНЕСА И ФИРМЕННОГО БРЕНДА В КУПЕЧЕСКИХ СЕМЬЯХ МОСКВЫ В XIХ ВЕКЕ
FEMALE ENTERPRENEURS: HUSBANDS TAKING THEIR WOVES’ SURNAMES AS A TOOL OF FAMILY BUSINESS AND BRAND PRESERVATION IN MOSCOW MERCHANT FAMILIES IN THE 19TH C.

()

PDF

В статье рассмотрен феномен смены мужем фамилии на фамилию жены, выявленный при изучении истории предпринимательства на примере московских купеческих фирм в XIХ веке и служивший инструментом сохранения семейного бизнеса и фирменного бренда. Вопрос о перемене фамилии решался собранием выборных Московского Купеческого общества. Для рассмотрения дела требовалось заявление просителя и поручительства не менее трех лиц из купечества, свидетельствующие, что «со стороны лица, желающего изменить свою фамилию, нет злого умысла и вреда для других». В статье проанализированы четыре заявления о смены мужем фамилии на фамилию жены (поданы в 1870-х гг.) — три из них были удовлетворены, а одно нет. На примере случаев со сменой фамилии показано, как ради удержания достигнутого социального статуса и капиталов купеческой семьи, новый член этой семьи готов был отбросить свою изначальную самоидентичность.

Ключевые слова: предпринимательство, купечество, семейные фирмы, промышленность, торговля, женщины-предпринимательницы, гендерная история, антропонимия, товарные знаки, бренд, Российская империя

Рубрика: ГЕНДЕРНЫЙ РАКУРС СОЦИАЛЬНОЙ ИСТОРИИ

Ульянова Г. Н. ЖЕНЩИНЫ–ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬНИЦЫ: СМЕНА МУЖЕМ ФАМИЛИИ НА ФАМИЛИЮ ЖЕНЫ КАК ИНСТРУМЕНТ СОХРАНЕНИЯ СЕМЕЙНОГО БИЗНЕСА И ФИРМЕННОГО БРЕНДА В КУПЕЧЕСКИХ СЕМЬЯХ МОСКВЫ В XIХ ВЕКЕ // Адам и Ева. 2022. Вып. 30. С. 174-212. https://roii.ru/r/3/30_5

The article focuses on the phenomenon of husband changing his surname to that of his wife, revealed in the course of a study of the history of entrepreneurship of the Moscow merchant family firms in the 19th century, and can be recognized as a tool of family business and brand preservation. The power to decide whether or not a name change should be authorized belonged to the committee of deputies of the Moscow Merchant Society. For a case to be considered, it was necessary for a solicitor to file a petition and for three merchants to confirm in writing that ‘there is no evil intention and harm to others on the part of the person who wishes to change his last name’. In the article four petitions of the 1870s are analysed, three were approved, and one rejected. The cases of namechanging indicate that, for the sake of preserving his achieved social status and a merchant family’s capital, the new member of that family was sometimes ready to relinquish his initial self-identity.