63-й выпуск журнала „Диалог со временем“

Вернуться на главную страницу журнала
Загрузить PDF(PDF)-версию 63-го выпуска
Номер выпуска: 63
Год выпуска: 2018
Страниц: 400
ISSN: 2073-7564

Содержание выпуска


    ИСТОРИЯ И ТЕОРИЯ


  1. «поворот к реальному», история и теория, реализм, антиреализм, историческое время, модерн, прошлое, мультитемпоральность
    Теория исторической науки претерпевает сегодня очередную трансформацию. На смену завершившемуся лингвистическому и культурному поворотам идет новая парадигма, которую с необходимой осторожностью можно назвать «возвращением к реальному». Происходящая смена эпистемологических ориентиров отличается беспрецедентным интересом историков к проблемам исторического времени, причем она позволяет говорить о радикально новом видении не только исторического времени, но и исторического пространства. В первой части данной статьи представлены некоторые направления радикальных новаций в теории истории, наметившиеся буквально в последние годы, вторая часть содержит анализ новых подходов к историческому времени.

  2. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНАЯ ИСТОРИЯ СЕГОДНЯ


  3. устная традиция, средневековая литература, южнославянская литература, апокрифы, письменное и устное, «Сказание о Крестном Древе», «Болгарская апокрифическая летопись»
    В статье рассматривается история легендарного сюжета о царе Селевке в болгарской средневековой литературе как пример взаимодействия устной и письменной традиции. Сюжет появляется впервые в апокрифическом «Сказании о Крестном Древе» пресвитера Иеремии (X в.), где он основан на пересказе библейской книги Товит с переносом действия в евангельское время. Затем мифический царь Селевк появляется в практически несвязанном сюжете в «Болгарской апокрифической летописи» (конец XI в.) и в русском апокрифе «Легенда о братстве», сюжетно повторяющем «Сказание». Перекличка трех источников образует своеобразный «треугольник», существование которого необъяснимо в рамках одной литературной традиции. В статье показано, что легенда о Селевке может служить примером конвергенции и «круговорота» мотивов между письменной и устной традиции. Книжные и религиозные мотивы в ней переплетались со сказкой и мифом, создавая до и после появления «Сказания» новые единства.
  4. уклончивое высказывание, мысленная оговорка, каноническое право, ложь, истина, Доминго де Сото, Наваррец, Парсонс, Бл. Августин, Аристотель, Св. Фома Аквинский, номинализм, Габриель Биль, Сильвестр Приерий
    Рефлексия по поводу лжи, введения в заблуждение и сокрытия истины сопровождала человечество на протяжении большей части его истории, однако дискуссии, связанные с концепциями уклончивого высказывания (equivocatio) и мысленных оговорок (mentalis resrictio) обычно ассоциируются с ранним Новым временем, а точнее, с XVI в. Применительно к Англии речь идет о полемике между иезуитами и протестантскими богословами и юристами рубежа XVI–XVII вв., но доводы, которые использовали полемисты XVI в., были сформулированы практически целиком гораздо раньше, еще в XV в., и в любом случае разрыв между позднесредневековой традицией и XVI в. в области морального богословия и политической мысли является творением историков в их стремлении сконструировать цезуру между культурой Средневековья и эпохой Возрождения и Реформации. В статье рассматриваются античные и средневековые истоки упомянутых концепций. В фокусе исследования – сочетание в развитии этих идей традиции позднеантичной и средневековой мысли, которые условно можно назвать августиновской и аристотелевской.
  5. историографический канон позднего Просвещения, микроструктура, повторяющиеся (ПР), однотипные (ОР), кросс-сегментарные (КСР) рубрики
    В статье анализируются особенности микроструктуры исторических трудов В. Робертсона. Выделенные в комплексах рубрик на полях его книг повторяющиеся, однотипные, кросс-сегментарные рубрики рассматриваются в качестве маркеров целенаправленных усилий Робертсона по систематизации исторических фактов.
  6. Англия, XVIII век, уголовное правосудие, кальвинизм, пенитенциарные реформы, публицистика, смертная казнь
    Авторы анализируют трактат «Размышления об исполнительном производстве относительно наших уголовных законов, в особенности на выездных судебных сессиях» (1784), принадлежащий перу известного английского общественного деятеля XVIII в. Мартина Мэдана. Его интеллектуальное наследие является важным элементом дискуссии о путях и методах реформирования уголовноисполнительной системы Англии XVIII в. уже после принятия Пенитенциарного акта 1779 г. В статье также реконструируется биография М. Мэдана, показано его профессиональное становление сначала как юриста, а затем блестящего методистского проповедника. Именно доскональное знание им английских правовых норм и виртуозное владение теологической риторикой стало тем фактором, который обеспечил его трактату широкое общественное признание, выразившееся не только в коммерческом успехе, но и конкретной юридической практике. Анализ трактата Мэдана в рамках современного ему историко-правового контекста с опорой на методологический аппарат «социальной истории культурных практик» и «интеллектуальной истории» позволил рассмотреть проблему общественного отношения к преступности на трех уровнях исследования: юридических механизмов отправления правосудия, институциональных отношений и общественного дискурса.
  7. Бенгальское Возрождение, морализаторство, религиозная мысль, «этическая революция», нормативная этика, морализирование в художественной литературе
    Феномен морализаторства в мысли и культуре Бенгальского Возрождения XIX – первой трети XX в. описан как результат трансформации идеи морали, морального сознания и моральной жизни в религиозной философии и реформаторской практике Раммохана Рая, мыслителей Брахмо Самаджа (Дебендронатх Тагор, Кешобчондро Сен) и неоиндуизма (Бонкимчондро Чоттопаддхай, Свами Вивекананда). Процессы переосмысления традиционной морали индуизма и создания новой нормативной этики в общественной мысли и культуре Бенгалии рассматриваются с позиций концепции П. Рикёра, различающего этическое (благое) и моральное (обязательное). Показано, что возникновение феномена морализаторства во второй половине XIX в. вызвано этической революцией в сознании реформаторов и мыслителей первых поколений эпохи – представлением о моральной жизни как следовании обязанностям сообразно идее блага и ценностям. В морализаторстве различимы два вектора – создание и обоснование нормативной этики как неотъемлемой части индуизма и морализирование – оценка происходящего в обществе c позиций соответствия нормам должного и этическому идеалу. Первый больше выражен в публицистике и социальной мысли, второй – в культуре. С наибольшей силой воздействия на общество морализаторство воплощено в художественной литературе и драматургии и имеет гуманистический характер. Результатом описанных процессов стали формирование направления мышления о вопросах этики и морали и складывание общей модели морализирования в художественной культуре Индии.
  8. колониализм, общественное мнение, пресса США, колониальные империи, Вторая мировая война
    Исследования колониальной проблематики в условиях Холодной войны невозможны без привлечения прессы участников данных процессов. Изучение прессы США даст возможность более глубоко и конкретно осветить американские представления о практических подходах в международных отношениях в условиях трансформации миропорядка после Второй мировой войны. Анализ прессы показал, что в течение 1945 г. в американском общественном дискурсе происходила смена приоритетных подходов: рузвельтовский план ликвидации колониальных империй постепенно заменялся планами сохранения и использования колониальных империй и их опыта для решения новых задач внешней политики США.

  9. В МИРЕ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ИСТОРИИ


  10. Римская республика, боги, померий, auspicia urbana, auspicia militiae, «ауспиции выхода»
    В статье на основе анализа особенностей «военных ауспиций» (auspicia militiae) исследуется восприятие римлянами своих богов вне своей территории. Особый характер «военные ауспиции» приобретали благодаря ритуалам, совершаемым полководцем перед выходом на войну (т.н. «ауспиции выхода»). Создавая в военном лагере место для гадания (auguraculum), полководец создавал кусок «римской земли» (ager Romanus), с которой он «общался» с богами. Тем самым устанавливалась связь со «своими» богами, которые оставались богами только римской территории. В этой прктиве отражена общинная стадия развития римского мировосприятия. Но здесь же заключены истоки универсалистских представлений средиземноморской державы.
  11. загробное царство, Аид, Плутон, Вергилий, древний Рим, традиция, визуальные карты, ментальные представления
    В статье рассматривается загробное царство древних римлян как пример конкретного локуса в рамках социокультурных макропроцессов. Задача статьи показать, что представления о загробном мире являлись не только зеркальным отражением земной жизни, но и описывались одинаковыми терминами и представляли собой коллективную мнемоническую традицию. Отмечается, что социоментальная топография загробного мира позволила создать символическое место, в рамках которого с помощью коллективных мнемонических традиций римское общество объясняло и оправдывало свое существование в соответствии с системой культурных, религиозных и географических координат.
  12. оружие, война, Церковь, духовенство, каноническое право, хроники
    В статье рассматриваются казусы, связанные с нарушениями людьми Церкви запретов на ношение оружия и участия в военных действиях. Основное внимание автор обращает на то, как эти казусы были отражены в английской средневековой исторической традиции.
  13. немецкий Михель, Первая мировая война, Германия, пропаганда, национальная аллегория, национальная идентичность, открытки
    В статье исследуется аллегорическая фигура немецкого Михеля как наиболее распространенная форма визуализации немецкой нации в годы Первой мировой войны. Рассматривается эволюция образа Михеля, а именно появившаяся под влиянием военных событий тенденция к его героизации и сакрализации. В качестве основного источника выступают почтовые открытки – наиболее востребованный и массовый визуальный медиум своего времени, который позволяет изучать как публично распространявшиеся пропагандистские послания, так и частный отклик на них. На основании анализа текстов личных посланий делаются выводы о различающейся востребованности предлагавшихся пропагандой образов Михеля. В результате сравнения места фигуры Михеля в пропагандистских открытках стран Антанты выдвигается тезис о неполноценности образа германского врага в России.
  14. рок-музыка, рок-культура, кинематограф, идентичность, образ, субкультура, культурная форма, функция
    В статье рассматривается процесс бытования рок-музыки как самостоятельного концепта в советском и российском кинематографе в 1970–1990-е гг. Характеристики рок-музыки, которые присваивались ей в кинематографе, демонстрировали степень толерантности власти и официального дискурса к инородным стилевым проявлениям. Также рок-музыка обрела функцию идентификатора и использовалась создателями фильмов в контексте формирования новых моделей самосознания. Рок-дискурс зарождается в отечественном кино во второй половине 1980-х гг. Его кульминационной стадией стал период «зрелой» перестройки. По мере усиления реформистских процессов на стадии поздней перестройки рок-музыка стала утрачивать свои изначальные функции, заданные ей кинематографом.

  15. ИЗ ИСТОРИИ РЕЛИГИИ И ЦЕРКВИ


  16. Лозаннская конференция, Константинопольский патриархат, греко-турецкие отношения, франко-британское соперничество, вселенский статус, православный Ватикан
    Издревле Константинопольский патриархат имел большое значение для православного мира как один из важнейших церковных центров. Однако к началу 1920-х гг. его существование оказалось под угрозой полного уничтожения из-за потери почти всей своей паствы, покинувшей территорию Турции по итогам греко-турецкой войны. Политические преобразования в Турции поставили под вопрос дальнейшее пребывание патриархата в Стамбуле. Возможным выходом из этой ситуации могло стать доказательство патриархатом своей особой роли в православном мире, которая требовала бы его дальнейшего пребывания в историческом месте. Эта идея удачно совпадала с интересами великих держав, которым не было выгодно удаление патриархата из Константинополя. Заявление Фанаром претензий на всеправославное лидерство стало реакцией на дискуссии о возможности выдворения патриархата с территории Турции, которые велись в рамках Лозаннской мирной конференции. Именно это обсуждение создало благоприятную почву для развития концепции о Константинопольском патриархате как центре православного мира, которая была использована для давления на турецкое правительство. Немаловажную роль в развитии этой идеи сыграли европейские политики и западная пресса. Данная статья посвящена интерпретации роли Константинопольского патриархата в православном мире странами-участницами Лозаннской конференции в связи с их борьбой за свои политические интересы. Исследование основывается на официальных дипломатических документах и материалах периодической печати.
  17. Франция, католицизм, христианская демократия, коммунизм, «Сет», религиозная политика, СССР
    В статье рассматривается реакция французского еженедельника «Сет», издававшегося доминиканцами, на события, происходившие в СССР в 1930-е гг. Автор описывает специфику позиции католиков в отношении русской революции и советского опыта. На страницах еженедельника находили отражение вопросы антирелигиозной политики в СССР, проблемы семьи, детства и материнства, культурные проекты советской власти, законодательство, репрессии, внешняя политика. В 1930-е гг. «Сет», представлявший умеренный спектр французского католического общественного мнения, служил местом притяжения для католических интеллектуалов, отражал линию, проводимую французской католической иерархией в отношении коммунизма и СССР, занимал позицию, близкую к левым католикам.
  18. США, религия, ривайвел, протестантизм, интеллектуалы, богословы, «Христианство и кризис»
    В статье рассматривается восприятие протестантской клерикально-интеллектуальной элитой религиозной ситуации в США в конце 1940–1950-х гг. Данный период принято считать эпохой возрождения религиозности в американском социуме. Представители ведущих протестантских деноминаций, как в США и так за пределами страны, часто высказывали настороженное или негативное отношение ко многим проявлениям послевоенного ривайвела. Автор анализирует данную позицию на примере публикаций в протестантском издании «Христианство и кризис», а также раскрывает противоречия внутри протестантского истэблишмента и отдельных деноминаций по поводу восприятия тенденций религиозной жизни.

  19. ИСТОРИЯ – ЛИЧНОСТЬ – БИОГРАФИЯ


  20. Джафар-ага, Крымская война, русско-турецкая война, курды, Османская империя, Россия, курдский полк
    Статья посвящена первому генералу русской императорской армии курдского происхождения, участнику Крымской войны Джафар-аге. Начав службу в 1853 г., он в 1871 г. дослужился до генерал-майора. Его военная карьера не была характерной для русского офицера, она определялась политическими мотивами. Он был лишь призван командовать курдами. Во время Крымской войны Джафар-ага содействовал привлечению на русскую сторону турецко-подданных курдов, при его непосредственном участии было сформировано два курдских полка: один – в составе Эриванского отряда (преимущественно из курдов – жителей Эриванской губернии), второй – в составе Александропольского отряда. После Крымской войны и вплоть до своей кончины Джафар-ага продолжал командовать курдами, большей частью русско-подданными, но его влияние распространялось и на турецкую территорию, что обеспечивало безопасность в пограничных областях. Его служба в русской армии имела важное значение для политики России в отношении курдов.
  21. марксизм, Стефан Кеневич, ПНР, польская историческая наука, СССР, сталинизм, реформа
    В статье рассматривается процесс реформирования исторической науки в Польше во второй половине 1940-х – середине 1950-х гг. Проблема адаптации историковнемарксистов к новым условиям проанализирована на примере жизни и творчества Стефана Кеневича. К марксистской методологии Кеневич обратился после Второй мировой войны, во многом под давлением со стороны партийных историков. Он старался найти компромисс между использованием марксистско-ленинской теории и проведением исследований, опирающихся на исторические источники, системность и объективность. Пример Кеневича показывает, что реформирование науки в ПНР отразилось на ее структуре и степени автономии, но не смогло утвердить теоретическую монополию ортодоксального марксизма.

  22. ИЗ ИСТОРИИ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА


  23. Урал, нэп, ограничение избирательных прав, личное дело, автобиография, частные предприниматели, социальная мобильность, реабилитация
    В раннесоветском обществе инструментом дискриминации по признаку профессиональной деятельности являлось лишение избирательных прав граждан, занимающихся торговлей. Занятие легальной формой деятельности приводило к нисходящей социальной мобильности индивида, а потребность в реабилитации была насущной необходимостью, условием выживания торговца и членов его семьи. Личное дело «лишенца» – результат документирования процесса восстановления в избирательных правах. Анализ делопроизводственных автобиографий, которые содержатся в личном деле, позволяет не только воссоздать социальный портрет человека той эпохи, но и выявить уникальные, порой трагические эпизоды биографий людей, которым суждено было жить в «эпоху перемен».
  24. демонстрация, митинг, судебный политический процесс, «дело “Промпартии”», профсоюз, профсоюзная документация
    Статья посвящена реконструкции одной из крупнейших советских демонстраций 1930 г., проходившей в рамках кампании, связанной с проведением показательного суда над советскими инженерами, известного как «дело “Промпартии”». На основе профсоюзной документации в статье анализируется динамика проведения демонстрации и предшествующих ей митингов. Демонстрация рассматривается как форма взаимодействия формирующегося сталинского режима со своей социальной базой (одновременно же и референтной группой) – рабочей средой.
  25. Чукотка, Чаунская культурная база, Усть-Чаун, Комитет Севера, советская модернизация, аборигены, кочевые школы, товарищества, коллективизация
    Автор освещает деятельность Чаунской культурной базы (культбазы), работавшей на Чукотке в 1933–1940 гг. Автор рассматривает теоретические основания проекта культурных баз. Идея проекта опиралась на народнические взгляды этнографов и чиновников Комитета Севера и имела комплексную гуманитарную направленность. На примере работы Чаунской культбазы автор показывает практическую реализацию проекта, вскрывает причины его неэффективности. Автор делает вывод, что культбазы Севера оказались в ситуации двойного зажима. С одной стороны, они испытывали давление повседневной реальности, которая не совпадала с первоначальными представлениями и планами. С другой стороны, местные органы власти оказывали сильный нажим на культбазы, контролировали их работу и навязывали свою политическую линию. Основную критику вызывала неспособность культбазы активно проводить коллективизацию оленеводов.

  26. ПАМЯТНЫЕ СОБЫТИЯ И ДАТЫ


  27. Россия, Европа, идентичность, образ Другого, диалог культур
    Статья представляет одну из первых попыток изучения жизни и творчества выдающегося русского историка и политика В.А. Мякотина, в 1922 г. высланного из России из-за оппозиции Октябрьской революции. В СССР его работы были неизвестны. Автор приводит некоторые факты о жизни, научной и политической деятельности В.А. Мякотина во время его ссылки, в частности о том, что он основал Русский Научный институт и Русский Исторический архив в Праге, опубликовал научные труды и учебные издания по социальной истории Древней Руси и Украины, а также около 30 статей, посвященных различным сюжетам истории России и ее судьбе после революции. В.А. Мякотин преподавал в Софийском университете и опубликовал сравнительное исследование по русской и болгарской истории.
  28. мирная конференция, международное гуманитарное право, урегулирование вооруженных конфликтов, Гаагские конвенции
    Сто десять лет назад по инициативе России в Гааге собралась вторая международная конференция мира, в ходе которой было принято 10 конвенций относительно законов и обычаев войны, заложивших основу системы международного гуманитарного права. Она стала логическим продолжением конференции 1899 года, также созванной по инициативе России, на которой были установлены общие правила третейского и мирного разбирательства столкновений между державами, а также принят ряд постановлений и «пожеланий» относительно ведения военных действий. В статье анализируются причины созыва этих международных форумов и их значение для мирового сообщества.

  29. NOTULAE ERUDITAE


  30. философия, Плотин, зло, материя, душа, теодицея
    В статье дан критический обзор исследовательской литературы XX и XXI вв. по проблеме зла в философии Плотина. Показано, как менялся подход к изучению этой темы. Сначала работы имели более описательный, чем критический характер. Затем, благодаря трудам Джона Риста и Дениса О’Брайена ситуация в корне изменилась: несмотря на присутствие явных противоречий в текстах Плотина (что является причиной зла – материя или душа?), начались поиски единой непротиворечивой доктрины зла в его философии. Выявлена присущая почти всем исследованиям последних лет тенденция демонстрировать то, что материя-зло является порождением индивидуальных душ, а не Мировой души, потому что такой поворот темы снимает проблему теодицеи.
  31. Сигизмунд Кржижановский, Адольф Гаусрат, апостол Павел, Петр Абеляр, Ольга Добиаш-Рождественская, Frater Tertius
    В статье прослеживается история псевдонима «Frater Tertius», которым Сигизмунд Кржижановский (1887–1950) подписывал свои публикации 1919–1924 гг. Показано, что Тертий как историческое лицо (писец при ап. Павле) появляется в «Послании к Римлянам» 16:22. Его имя становится нарицательным в экзегетическом рассуждении Петра Абеляра, который видит особый смысл в том, что Tertius (букв. «третий») выступил третьим в цепочке «божественный глас – апостол – переписчик». Формула «Bruder Tertius» впервые использована в книге Адольфа Гаусрата «Петр Абеляр», а затем, в латинской форме «Frater Tertius», в энциклопедической статье О.А. Добиаш-Рождественской, которая опиралась на книгу Гаусрата. Таким образом, непосредственным источником псевдонима Кржижановского следует считать статью О. Добиаш. Для Кржижановского «Frater Tertius» – имя несовершенного транслятора знания и культуры; архетипического персонажа, причастного великим событиям, но оставившего в истории только одну строку.

  32. ЧИТАЯ КНИГИ…


  33. история науки, русская наука, комиссия по истории знания, коммуникативное поле, школы в науке, международное сотрудничество
    Размышление над книгой: Судьба проекта «Русская наука» 1916-1920 (К столетию Комиссии по изданию сборника «Русская наука»): Статьи и документы/ Отв. ред. чл.-корреспондент РАН Ю.М. Батурин; ред.-сост. В.М. Орел, Г.И. Смагина. СПб.; М., 2016. 848 с. Опубликованные статьи и документальные публикации позволяют представить один из первых науковедческих проектов в отечественной науке в контекстах развития мирового науковедения, экстремальных условий Первой мировой войны, революционного и постреволюционного периодов, внутринаучных процессов и практик, индивидуальных стратегий ученых.
  34. греко-римская античность, антиковедение, рецепция античности, Центрально-Восточная Европа, социализм
    В статье рецензируются коллективная монография Classics and Class. Greek and Latin Classics and Communism at School. Warszawa: Wydawnictwo DiG, 2016 («Классики и класс. Греческие и латинские классики и коммунизм в школе»), а также издание A Handbook to Classical Reception in Eastern and Central Europe. Oxford: Wiley-Blackwell Pub., 2017 (Справочник по рецепции античности в Восточной и Центральной Европе), в которых демонстрируется, что проблема рецепции античности становится не только предметом академического интереса, но и актуальной повесткой обсуждения культурной политики, исторической памяти, исторической и культурной идентичности стран Центрально-Восточноевропейского ареала. Этот интерес, в случае с осмыслением античного наследия, оказывается основанным не столько на географических, сколько на социокультурных границах. Под локацию Центрально-Восточноевропейского региона попадают 13 стран (включая помимо Хорватии, Словении, Чехии, Польши, Венгрии, Румынии, Боснии и Герцеговины, Сербии, Черногории, Болгарии, России также Армению и Грузию). Рецензируемые издания, по сути, подводят окончательную черту под вопросом о существовании еще одной самостоятельной традиции обращения к античному прошлому в контексте культурно-исторической специфики региона.
  35. культурная память, историческое сознание, аффект, проблемы репрезентации, политика памяти, мнемоистория
    Статья посвящена современным исследованиям культурных практик коммеморации. Рассматриваются эффекты роста новых медиумов (фотографии, видео, интернет-коммуникаций) и их влияние на историческое знание. Проблематизируется тезис о складывании «третьей волны» memory studies, уравнивающей в правах жизненный опыт и медиа-репрезентации за счет гибкого сочетания историографического анализа и аффективной вовлеченности в культурные практики. Культурная память сегодня все чаще понимается как перформативный процесс, затрагивающий одновременно индивидуальную и групповую идентичность, что существенно меняет представление историков о своей дисциплине и активизирует их диалог с memory studies. Этот диалог обладает внутренней логикой, однако не исключает «силовых полей» напряжения и нестыковки аналитических позиций. Поэтому тезис о формировании единого пространства «исторической коммеморации» представляется спорным, так как скорее нивелирует важные различия между историей и памятью, чем стремится их проработать.
  36. Литва, Холокост, память о Второй мировой войне, мемориальная культура, историческое сознание
    Автор рецензирует монографию Екатерины Махотиной о взаимодействии официальной исторической политики и мемориальных культур в Литве . Е. Махотина стремится преодолеть тезис радикального конструктивизма о тотальной конструируемости исторической памяти, раскрывая важную роль альтернативных культур памяти. Показано, что в историческом сознании современного литовского общества Холокост является «выученной», но не «пережитой памятью», «чужой» историей.
  37. историческая русистика, проблемы русской и российской истории и культуры
    Рец. на сб. статей: «Историческая русистика в XXI в.: Материалы десятой международной конференции будапештского Центра русистики от 18–19 мая 2015 г.». Автор рецензии анализирует проблемы исторической русистики, которые обсуждались на десятой международной конференции, организованной и проведенной Будапештским Центром Русистики 18–19 мая 2015 г.
  38. интеллектуальная история, (у)правление, науки об управлении, биополитика, советская «модерность», антропоцен
    В статье на примере монографии Эгле Риндзевичуте «Власть систем: как науки об управлении растопили лед холодной войны» рассматривается интегральный подход к иучению интеллектуальной истории позднесоветских научно-технических сообществ. Здесь история научных идей встречается с исторической социологией, культурными исследованиями и даже с историей повседневности. Результатом такой междисциплинарной «сборки» становится новый тип истории науки и научных сообществ. Речь уже идет не об автономной сфере производства чистого знания, а о сетях, связывающих ученых, инженеров, политиков, управленцев, идеологов и сотрудников спецслужб. Более того, эти сети включают в себя и нечеловеческих акторов. Анализируя деятельность Международного института прикладного системного анализа, Риндзевичуте убедительно демонстрирует как западная и советская технонауки отражали социокультурные нормы своих обществ, и, сотрудничая, формировали новые представления, институты и материальные практики.