ОБЩЕСТВЕННЫЙ ИДЕАЛ В РОМАНЕ Л.Н. ТОЛСТОГО «АННА КАРЕНИНА»
The social ideal in Leo Tolstoy’s novel “Anna Karenina”

()

Опубликовано в 71-м выпуске журнала „Диалог со временем“ на страницах 192-203

Загрузить PDF(PDF)-версию статьи

Рубрика: Слова и смыслы

Прокудин Б. А. Общественный идеал в романе Л.Н. Толстого «Анна Каренина» // Диалог со временем. 2020. Вып. 71. С. 192-203.

Короткая ссылка: http://roii.ru/r/1/71_21


Ключевые слова: Л.Н. Толстой, «Анна Каренина», «Воскресение», «непротивленческий» анархизм, патриархальный идеал.

Общественный идеал, выраженный в романах Л.Н. Толстого, претерпел кардинальные изменения. Если герои ранних его произведений, в которых исследователи видят alter ego писателя, были убеждены в особом предназначении дворянства, призванного сыграть ключевую роль в истории России, то в поздних – они полностью отрицают традиционный уклад жизни дворянства. А сам Толстой, по словам С.А. Венгерова, превращается в писателя-дворянина, «разрушившего социологическое оправдание своего класса». Рассуждения Толстого о судьбах русского дворянства в 1870-е годы, его взгляды на сельское хозяйство и развитие России нашли отражение на страницах романа «Анна Каренина», а свой тогдашний идеал дворянина Толстой воплотил в образе Константина Левина.


Keywords: Leo Tolstoy, “Anna Karenina”, “Resurrection”, “non-resistance” anarchism, patriarchal ideal

The case of Leo Tolstoy is unique. The social ideal expressed in his novels underwent dramatic changes. If the heroes of the early works of Tolstoy, in which researchers see the alter ego of the writer, were convinced of the special destiny of the nobility, then in the later ones they completely deny the traditional way of life of the nobility. And Tolstoy himself, according to Semen Vengerov, is turning into a writer nobleman who “destroyed the sociological justification of his class.” Tolstoy’s discussions about the fate of the Russian nobility in the 1870s, views on agriculture and the development of Russia were reflected in the pages of the novel “Anna Karenina”. And his ideal of nobleman Tolstoy embodied in the image of Konstantin Levin.