НА ПЕРЕКРЕСТКАХ ГЕНДЕРНЫХ И ВИЗУАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ: КОНЦЕПЦИЯ ПОСТПАМЯТИ М. ХЁРШ
At the cross-roads of gender and vizual studies: the concept of postmemory by Marianne Hirsh

(), ()

Опубликовано в 43-м выпуске журнала „Диалог со временем“ на страницах 162-170

Загрузить PDF(PDF)-версию статьи

Рубрика: Интеллектуальная история сегодня

Николаи Ф. В., Хазина А. В. На перекрестках гендерных и визуальных исследований: концепция постпамяти М. Хёрш // Диалог со временем. 2013. Вып. 43. С. 162-170.

Короткая ссылка: http://roii.ru/r/1/43_11


Ключевые слова: cultural studies, визуальные исследования, семейные рамки, постпамять, исследования травмы, пределы репрезентации, проработка прошлого

В статье рассматривается концепция постпамяти М. Хёрш – одного из лидеров американских cultural studies. Она выявляет важный зазор или цезуру между пози-циями двух поколений исследователей: для поколения, прошедшего вторую миро-вую и пережившего Холокост, стремление к рациональному осмыслению прошлого оказывается принципиально важным, но фактически не достижимым – настолько мощные силы аффекта и шока оно пробуждает. Для их детей, чье детство пришлось на уже послевоенное время, арсенал классической рациональности оказывается ограничен этическими соображениями: признание разрывов и лакун исторической (пост)памяти представляется им крайне важным противоядием циничному «присво-ению» опыта Другого.


Keywords: cultural studies, family frames, postmemory, visual studies, limits of representation, working-through the past, trauma studies

The article deals with the concept of postmemory, introduced by Marianne Hirsch/ In her works Hirsch reveals an important gap or caesura between the viewpoints and positions of two generations of researchers. For those who lived through World War II and the Holocaust striving for rational understanding and apprehension of the past is of the utmost importance, though, unachievable in practice due to the powerful feeling of shock and extreme emotional disturbance, it evokes. As for those, whose childhood coincided with the postwar period, the methods and approaches of classical rationality appear to be limited by ethic principles. They tend to consider the acceptance of gaps in historic (post)memory to be an important remedy for cynical acquisition of the Other’s experience.