ТРУДНОСТИ ЛЕТАЛЬНОГО ПРОГНОЗА
Problems of lethal prognosis

Jacquart D. Le difficile pronostic de mort (XIVe-XVe siècles) // Médiévales. 46 (2004) — http://medievales.revues.org/document782.html; Jacquart D. Le difficile pronostic de mort (XIVe-XVe siècles » // Médiévales. n°46. Paris, PUV, printemps 2004. P. 11-22

()

Опубликовано в 33-м выпуске журнала „Диалог со временем“ на страницах 22-33

Загрузить PDF(PDF)-версию статьи

Рубрика: Из истории науки

Жакар Даниэль Трудности летального прогноза // Диалог со временем. 2010. Вып. 33. С. 22-33.

Короткая ссылка: http://roii.ru/r/1/33_2


Ключевые слова: медицина, прогноз, смерть, болезнь, признаки

Совет не пытаться лечить безнадежные случаи, присутствующий уже в некоторых текстах Гиппократова сборника, вновь повторяется средневековыми авторами хирургических трактатов. Но как обстояло дело у врачей-терапевтов? В данной статье анализируются высказывания двух авторов: Бернара де Гордона (к. XIII – н. XIV в.) и Жака Депара (ум. 1458), и их умолчание касается не столько летального прогноза, сколько лечения безнадежных случаев. Признаки смертельных случаев было действительно нелегко распознать, кроме тех случаев, когда кончина была совсем близка, и, по мнению врача, было менее позорно дать неверный летальный прогноз. В Позднее средневековье повторяющиеся вспышки чумы еще усилили сдержанность врачей и заставили многих из них чаще давать тот прогноз, к которому они испытывали отвращение.


Keywords: medicine, prognosis, death, disease, signs

The advice to not treat incurable cases, present already in certain texts of the Hippocratic Collection, was repeated by medieval authors of surgery treatises. But what was the physi-cians’ attitude? This paper analyses the utterances of two prolix authors, who actively practiced medicine: Bernard of Gordon (late 13th –early 14th c.) and Jacques Depars († 1458), and it is evident that their reticence had less to do with the giving of a death prognosis than with the curing of incurable cases. The fatal signs were indeed not easy to recognize, except if when death was really close. And in a physician’s opinion, it was more dishonorable to give a wrong prognosis of death than the opposite. Yet at the end of the Middle Ages, the recurrence of plague epidemics strengthened the reticence of the physicians, and forced them to give this loathed prognosis more often.