“ЧЕЛОВЕК ВСПОМИНАЮЩИЙ” В ЛИТЕРАТУРЕ ИСТОРИЧЕСКАЯ ПАМЯТЬ КАК РЕГУЛЯТИВ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ
“The man remembering” in literature historical memory as a regulator of national identity

()

Опубликовано в 54-м выпуске журнала „Диалог со временем“ на страницах 54-82

Загрузить PDF(PDF)-версию статьи

Рубрика: Память – идентичность – знание

Султанов К. К. “Человек вспоминающий” в литературе историческая память как регулятив национальной идентичности // Диалог со временем. 2016. Вып. 54. С. 54-82.

Короткая ссылка: http://roii.ru/r/1/54_4


Ключевые слова: ментальность, историческая память, творческая идентичность, символическая репрезентация, мифопоэтическая традиция, демифологизация истории, травматический опыт, этнокультурная мобилизация

Идентичность и историческая память – ключевые категории гуманитарного знания, детерминирующие становление национального самосознания и, следовательно, национальной литературы. Их связывают отношения комплементарности: в конструировании идентичности, ориентированном на самоопределение человека и символический «образ себя», особая роль принадлежит исторической памяти как доминирующей форме репрезентации прошлого и движущей силе самоидентификации. В постсоветский период проблема самоидентификации приобрела четко выраженное вертикальное измерение и, как следствие, опознавательным признаком поиска идентичности стало самодовлеющее различие и обострение бинарной оппозиции «свой–чужой». Современная трактовка идентичности акцентирует не только значимость этнокультурного контекста, но и такие константы неэтнического происхождения, как историчность, темпоральность, вариативность. Каждая национальная литература – воплощенный в слове поиск идентичности, формирующий индивидуальность нации. «Человек вспоминающий» стал излюбленным персонажем в литературах Северного Кавказа, а историческая память ‒ оплотом ностальгического традиционализма и формой продления духоподъемных символов и образов прошлого. В статье предлагается сопоставительная характеристика «материкового» и «диаспорного» исторических нарративов, соотнесенных с травматическим опытом, олицетворением которого осталась в истории кавказская война (1817–1864). При всем несовпадении основных ценностных ориентиров их объединяли генерализация исторической памяти и субъективно-романтическое конструирование идентичности, которое можно охарактеризовать как паломничество в героическое прошлое. Однако идеал, всецело погруженный в прошлое, неминуемо утрачивает притягательную силу.


Keywords: mentality, historical memory, creative identity, symbolic representation, mythopoetic tradition, de-mythologization of history, traumatic experience, ethnic-cultural mobilization

Identity and historical memory are the key categories of the humanities that determine national conscience and, therefore, national literature. These are complementary: an identity oriented towards human self-determination and a symbolic image of ‘self’, is formed, among other things, by historical memory as the domineering form of the representation of the past and the moving force of self-identification. In the post-Soviet period self-identification has acquired a vertical dimension; thus, a landmark for the search of identity is a differentiaton and clear opposition: ‘self – the other’. The contemporary interpretation of identity accentuates the importance of ethnic and cultural context and such non-ethnic constants as historicity, temporality, and variability. Each national literature is a search of identity expressed, which forms an individuality of an ethnic group, in words. “A man remembering” is a favourite character in North-Caucasian literatures, and historical memory has become the stronghold of nostalgic traditionalism and the form of the continuity of spirit-raising symbols and images of the past. The article presents a comparative analysis of ‘mainstream’ and ‘diasporic’ historical narratives correlated to the traumatic experience, symbol of which was the Caucasian war (1817–1864). For all difference in values, these are united by the generalization of historical memory, and subjective- romantic construction of identity, which can be characterized as a pilgrimage to the heroic past. The ideal that immersed in the past, however, inevitably loses attractiveness.