МЕМОРИАЛЬНАЯ ПАРАДИГМА И ЛИТЕРАТУРА КАК «ВТОРАЯ РЕАЛЬНОСТЬ»
The “memorial paradigm” and literature as the “second reality”

()

Опубликовано в 51-м выпуске журнала „Диалог со временем“ на страницах 24-44

Загрузить PDF(PDF)-версию статьи

Рубрика: История и литература

Султанов К. К. Мемориальная парадигма и литература как «вторая реальность» // Диалог со временем. 2015. Вып. 51. С. 24-44.

Короткая ссылка: http://roii.ru/r/1/51_2


Ключевые слова: мемориальный дискурс, историческая память, нарратив, художественная реконструкция, самодвижение образа, идентичность, инструментализация памяти, культурная амнезия

В статье рассмотрены различные нарративные стратегии художественной реконструкции человека в истории, истории в человеке. Акцентируя идею самодвижения литературного образа и его когнитивных возможностей, автор подчеркивает, что судьбу произведения решает не степень вовлеченности или фетишизации исторических фактов, а синтезирующая их авторская концепция. Особое внимание уделяется семантико-функциональной роли исторической памяти в художественном мире, подвижной диалектике факта и образа. Выделяя модели национально-литературного сознания, автор различает нравственный императив памяти, символизирующей непрерывность исторического бытия народа, и манифестацию назидательного, ностальгического припоминания прошлого как навсегда актуального. Отмечается и такой немаловажный аспект: в мире длящейся истории динамическая открытость мемориального дискурса выступает и как сила жизнестроительная, и как предпосылка проективного мышления, устремленного в будущее.


Keywords: memorial discourse, historical memory, narrative, artistic reconstruction, identity, instrumentalization of memory, cultural amnesia

The article analyses various narrative strategies of fictional reconstruction of man in history and history in man. The author stresses the idea of the self-development of a literary image and its cognitive potential, and shows that the fate of a work of fiction not determined by its level of engagement, or by turning historical facts into fetishes, but rather by its author’s synthetic concept. A good deal of attention is paid to semantic and functional role of historical memory in fiction, to flexible dialectics of fact and image. The author defined the models of national-literary consciousness and distinguishes between the moral imperative of memory, which symbolizes continuity of the historical being of a nation, and the manifestation of didactic, nostalgic remembering of the past. It is also shown that in the world of continuing history the dynamic openness of memorial discourse reveals itself both as a life-building force, and as a prerequisite of projective thinking directed to the future.